Сайт Дома Фиалки - фотографии цветов, выставки, советы и консультации, форум, видеолекции!
 
Объявление
Наши растения продаются только в Москве в магазине "Дом Фиалки" на ул. Пятницкая!
Наши коллекционеры
Мы в соцсетях!
Галерея сортов отечественной селекции!
Наиболее полный перечень сортов с фотографиями и описанием!

Калгин В.Н.

«Копирайт злой и добрый». Журнал "Узамбарская фиалка" №6 2010 г.

Калгин В.Н.

В № 4 за текущий год была опубликована статья Ирины Щедриной «Осторожно, злой копирайт» о защите авторских прав в сети интернет. Подобно тому, как пре­дупреждение о наличии злой собаки во дворе может предотвратить вторжение зло­умышленника, знак копирайта призван отбить у «халявщика» охоту незаконно вос­пользоваться плодами чужого интеллектуального труда. Статья Ирины, насыщенная сведениями юридического характера, была размещена в рубрике «Информация к размышлению».

Мнение Владимира Николаевича КАЛГИНА по этому вопросу мы предпочли помес­тить в рубрику «Дискуссионный клуб», поскольку не сомневаемся, что найдется много желающих принять участие в обсуждении такой злободневной темы.

«Копирайт злой и добрый»

Статья Ирины Щедриной «Осторожно, злой копи­райт!» особенно интересна тем читателям, которые много времени проводят в интернете. С появлением цифровых фотоаппаратов любой может сделать фотографию и раз­местить ее в сети, становясь таким образом обладателем авторских прав на нее. Ирина очень подробно рассмотре­ла юридическую сторону этого вопроса, со ссылками на многочисленные статьи российского законодательства, и здесь вряд ли можно что-то добавить. Однако мне хотелось бы сказать несколько слов не о юридических, а о не менее важных содержательных аспектах использования объек­тов фиалочного творчества, охраняемых законодательс­твом об авторских правах.

Прежде всего, давайте разберемся: правообладатели — кто они? Конечно, закон не разграничивает правообла­дателей-профессионалов, которые живут за счет своего творчества, и тех, для кого творчество — это хобби. А меж­ду тем разница существенная. Если у профессионала укра­дут результат его работы, и он не получит за свое произве­дение денег, то ему будет трудно продолжать свою творчес­кую деятельность, и мы не увидим его будущих шедевров. Ему придется бросить свою работу и найти другую, чтобы зарабатывать себе на хлеб. Поэтому для творческих работников-профессионалов очень важно и принципиально бо­роться за авторские права, от которых зависит их сущест­вование.

Когда в интернете стали появляться отсканированные номера «Узамбарской фиалки», мы предупредили вла­дельцев сайтов о нарушении авторских прав с требовани­ем удалить размещенные материалы. Одновременно мы разместили на сайте «Дома Фиалки» старые выпуски «УФ» для тех, кто уже не может получить номера, вышедшие в прошлые годы.

Однако если в интернете свежие номера журнала бу­дут появляться на следующий день после их выхода, то очень скоро не найдется желающих платить за это издание даже совсем небольшие деньги. А ведь издание журнала - удовольствие совсем не­дешевое. Стоимость только типографских работ и бу­маги превышает 160 тыс. руб. Если журнал будут во­ровать через интернет, то очень скоро деньги на его издание кончатся, очередной номер не будет напеча­тан, не дойдет по подписчиков, не появится в прода­же и, соответственно, в интернете. Поэтому, чем больше людей подписываются на жур­нал сегодня, тем дольше будет выходить журнал.

Теперь давайте поговорим о тех авторах, для которых творчество — это хобби. Сделал такой любитель фотогра­фию и разместил ее в интернете. Он становится обладате­лем авторских прав, и без его согласия использовать сни­мок нельзя. Но что, кроме жадности и непомерных амбиций, мешает такому автору разрешить всем использовать его фотографию? Зачем писать « Все права защищены, ис­пользование только с согласия автора»? Не лучше ли: «По­жалуйста, используйте, только укажите автора». Это я и на­звал бы «добрым копирайтом». Мне кажется, что и воровс­тво происходит именно из-за запретов на использование. Ведь даже если кто-то, воспользовавшись таким разреше­нием, поместит фотографию в свой каталог (конечно, ука­зав автора!) и немного на этом заработает, у любителя фиа­лок, сфотографировавшего тот или иной сорт, ведь ничего не убудет. Вот если недобросовестный человек воспользовался разрешением, а авторство решил не указывать, то за это нужно наказывать. Я благодарен Ирине Щедриной за то, что в подобной ситуации нам удалось наказать рублем в суде один из журналов, который напечатал статью, но упор­но не хотел признавать авторские права «Дома Фиалки» на материалы встречи с Полом Сорано в Москве.

Обсуждая авторские права, связанные с фиалочным миром, можно сказать, что фотографии — не самый цен­ный их объект. Допустим, фотограф сделал на выставке снимок фиалки. У него это заняло несколько секунд, но он стал правообладателем на объект творчества. А спросил ли он разрешения на съемку у владельца фиалки и у орга­низатора выставки? Ведь цветовод потратил полтора-два года на то, чтобы вырастить выставочный экземпляр, и это сродни созданию произведения искусства. А организатор понес затраты на проведение выставки, поэтому она, так же, как, например, концерт, может быть объектом авто­рского права.

Сейчас в «Доме Фиалки» все посетители могут фото­графировать растения. Но так было не всегда, на первых выставках многие участники не разрешали снимать свои фиалки. Мне потребовалось время, чтобы убедить их «не жадничать», и сейчас съемки на всех выставках «Дома Фи­алки» можно делать свободно.

Если мы хотим создать атмосферу праздника для по­сетителей выставки, зачем лишать их удовольствия унести с собой его частичку в виде фотографии? Од­нако и здесь вопрос авторских прав владельцев сфо­тографированных фиалок и организаторов выставок не отменяется. Поэтому в подписи к фотографии не­обходимо сообщать, кто вырастил ту или иную кра­савицу, а также указывать организатора выставки, на которой сделан снимок.

Следует также помнить и об авторских правах селекци­онеров фиалок. Мы привыкли к тому, что от любого расте­ния можно оторвать лист и получить от него десяток новых розеток. Но ведь на создание того или иного сорта селек­ционер потратил несколько лет и может рассчитывать на плату за свой труд при копировании его произведения. Не получая достойной оплаты, селекционер будет вынужден заняться другой деятельностью, и мы не увидим его сор­тов, которые, возможно, стали бы новыми шедеврами. И такие примеры в отечественной селекции нам известны... Понимая это, «Дом Фиалки» поддерживает отечественных селекционеров в их творческом труде.

Фиалки можно копировать, размножая их черенками, не спрашивая при этом разрешения у селекционера. Хотя есть исключения.

Фирма «Оптимара» на многие сорта своих фиалок в свое время получала патенты. И разводить запатентован­ные сорта «Оптимара» можно только с разрешения фирмы после оплаты роялти. Оплата производится путем приоб­ретения у фирмы пластиковых этикеток с названиями запатентованных сортов. Сколько этикеток было куплено, столько розеток можно продать.

В Америке мне встречался еще один вариант оплаты труда селекционеров (правда, не фиалок, а других расте­ний). Крупные питомники растений сотрудничают с селекционерами-любителями, приобретая их новые сорта для размножения и продажи. В каталогах фирм есть спе­циальный столбец, в котором указывается размер роял­ти, выплачиваемый селекционеру с продажи каждого рас­тения. Обычно это 5—7% от цены отдельного экземпляра. Хотя за размножение фиалок селекционерам платить не принято, но на выставке, где каждая фиалка должна быть снабжена этикеткой, на последней после названия сор­та обязательно следует указывать фамилию селекционера, признавая таким образом его авторские права.

Есть также еще несколько аспектов авторского права, которые касаются селекционеров и тех, кто растения раз­множает. Селекционер может передать другому лицу для выращивания семена гибридных растений или еще не процветшие сеянцы. В Америке особенно популярно при­обретать семена геснериевых. В Обществе любителей геснериевых есть специальный «Фонд семян», в котором чле­ны общества могут заказать по почте посевной материал как природных видов, так и гибридов. При посеве первых вырастет растение, идентичное видовому, а из гибридных семян может появиться новый интересный сорт. Кому бу­дут принадлежать авторские права на него?

В США формально принято, что право на новый сорт принадлежит тому, кто его вырастил из семян. Хо­тя практически вопросы авторских прав часто реша­ются по-дружески, и нередко такие новинки имеют двойное авторство. Право же дать новинке название обычно предоставляется тому, кто вырастил расте­ние.

В том случае, если селекционер сам посеял семена, а се­янцы (процветшие или нет) передал для выращивания, то авторские права на новый сорт остаются у селекционера. Тогда селекционер, если посчитает нужным, сам дает но­винке название. Бывают ситуации, когда селекционер не признает своим новый сорт, который был выращен из его сеянца. Но если новинка оказалась интересной, понрави­лась любителям фиалок, то она имеет возможность стать новым сортом de facto. На мой взгляд, в этом случае право дать ему название должно принадлежать коллекционеру, который его сохранил и размножил, а не селекционеру, от­казавшемуся от него. Здесь возникает вопрос об авторстве сорта — чью фамилию следует писать на этикетке после на­звания? Формально при отказе селекционера от авторских прав они переходят к тому, кто этот сорт сохранил и вырастил. Но на самом деле я согласен с И.Л. Данилиной, кото­рая в этом случае вообще не указывает авторство, а пишет: «Отечественная селекция».

Возникает также вопрос об авторстве спортов. Спорты, то есть растения, которые цветут иначе, чем материнские, нередко оказываются более ценными, чем исходный сорт. Поскольку фиалки изменчивы, спорты появляются очень часто, природа таким образом преподносит нам все новые и новые подарки, на основе которых селекционеры могут за­тем создавать сорта с оригинальными признаками. Мы так­же имеем возможность восхищаться совершенно особыми спортами — фиалками-химерами, которые получаются не по воле человека, а в результате случайных мутаций.

Автором сорта, который первоначально возник как спорт, является тот любитель фиалок, который заме­тил новые необычные свойства сорта, сохранил его и размножил.

Хотя можно посоветовать и в этом случае обратить­ся к селекционеру того сорта, от которого получен спорт, и узнать, не было ли подобного у него самого. Если такой спорт уже был и, тем более, если у него есть имя, то во из­бежание путаницы не следует давать свое название тако­му спорту. На одной из последних выставок AVSA Ральф и Олив Робинсон продавали фиалку ‘Ask Debby’ («спроси­те у Дебби»). Они рассказали интересную историю этого названия. Получив спорт от одного из сортов Сорано, они обратились к Полу, чтобы узнать, не было ли у него такого спорта, а если да, то нет ли у него уже имени. Пол не смог ответить на этот вопрос и каждый раз отвечал, что нужно спросить об этом у его помощницы Дебби. Так и не полу­чив никакой информации по этому поводу от Пола, Ро­бинсоны решили назвать новый сорт ‘Ask Debby’.

Если подытожить сказанное выше о творчестве любителей фиалок, то хотелось бы напомнить всем о библейс­кой истине: «Не оскудеет рука дающего». Так не лучше ли руководствоваться «добрым копирайтом» для приумноже­ния счастья в фиалочном мире?


Узамбарская Фиалка
Фиалочный мир
Рассылка 'Новости из мира фиалок' Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru